June 20th, 2011

Курбатов РИ

Мама мыла раму.


Как научить читать без Азбуки?

Как сделать, чтобы чтение для шестилетнего стало таким же приятным занятием, как рисование или возня в песочнице?

И чтобы он не заметил, где кончается игра и начинается учение...

МА-МА МЫ-ЛА РА-МУ. Складывать эти слоги - обычная участь первоклассника. Так учились мы, наши родители, бабушки и дедушки. Казалось бы, альтернативы нет. И даже в эпоху стеклопакетов ничего не изменилось. Откройте Азбуку: «Та-ня мы-ла пар-ту»… Видно, это судьба – читать про то, как кто-то что-то моет.

А как же литература? Где поэзия, полет фантазии? Вымысел, над которым «слезами обольюсь»? Может поэтому подростки и не читают книг, кроме «Русской литературы в кратком пересказе».

Или иначе нельзя? А как Вы, взрослый человек, научились читать?

Кто-то по азбуке.

Кто-то по любимой книжке, которую десятки раз читала мама или бабушка.

Кто-то по магазинным вывескам.

Какой из этих способов лучше? Лучше – не в смысле быстрее и эффективнее, а в смысле далеко идущих последствий для развития личности. Умнее, сообразительнее, добрее будет человек, если его учить читать по Азбуке, книжке со сказками или по магазинным вывескам? Неизвестно, и психология вряд ли даст ответ на этот вопрос.

Но ясно, что Азбука – не единственный путь. Возможны и другие варианты. Главное, понять, что для нас важнее…

Как по-другому?

Любимая книга. Каждый вечер перед сном ребенок просит маму прочитать одну и ту же сказку. Он давно уже знает эту сказку наизусть. И вот однажды он берет сам эту книжку и читает… Да, читает! Он видел, как делает это мама, следил глазами, водил пальчиком по строчкам с незнакомыми значками – и вот он делает это сам! Потому что он выучил текст наизусть? Да, но видя слово, он припоминает, сопоставляет, догадывается. А потом читает и другую сказку, которую ему еще никто не читал…

По сути то же происходит с вывесками: «Рыба», «Молоко», «Милиция».

Быть может, по Азбуке быстрее. Но готовы ли Вы уговаривать, объяснять необходимость, слушать плач и вопли, применять силу? И надо ли? Когда обучение чтению может быть занятием приятным и радостным, как слушание сказки, рисование, возня в песочнице.

Итак, начинаем…

Дети еще не могут читать – пусть они слушают. Слушают, как читает учитель: почти как дома, почти как мама. Мы берем стихотворение, известное всем – это одно из тех стихотворений, которые ребенку читали дома много раз: «Идет бычок, качается…»  или «Где ты была, сегодня, киска…» или «Наша Таня…»

Возвращение в детство? Да. Но пусть первое, что услышит ребенок из уст учителя в школе - будут эти стихи: знакомые и родные, которые ему читала мама; пусть вспомнит себя маленьким… Приятно и полезно для психики первоклассника. Стихотворение читается несколько раз – и вот его все уже знают наизусть.

Теперь – играем! Кто-то показывает кошку, кто-то степенную тетю, которая ведет разговор с ней, кто-то мышку. Если есть маски – еще интересней! Спектакль за пять минут. Главное, чтобы ребенок почувствовал ритм, мелодию стиха, что бы он как бы превратился в кошку или мышку… - пропустил литературный текст буквально через тело. И, кроме того, – та самая радость! Без которой чтение – тоска и слезы.

И пока глаза еще светятся, пока осталось легкое возбуждение от разыгранной пьесы – читаем. Что значит «читаем»? Дети садятся за парты, перед каждым - текст стихотворения, выученного наизусть и сыгранного. Мы хором читаем его и каждый ребенок водит пальчиком по словам и строчкам. Читает! И первое, что он скажет родителям, вернувшись домой: «Я умею читать! Я прочитал целое стихотворение!»

«А правда ли, дети, что вы умеете читать, – говорит учитель, - вы, наверно, притворяетесь! Давайте проверим…» Лист со стихотворением отодвигается в сторону, ученику дается тот же самый листок, но… Разрезанный на отдельные кусочки. Каждое слово - отдельная карточка, «Можете ли вы собрать текст?» И, проговаривая про себя выученные строчки, слово за словом, заглядывая, если это надо, на целый листок, ребенок складывает стихотворение.

«Ну, с подсказкой-то просто! А можете ли сами, не глядя на целый лист?» На столе только карточки, без подсказки. Вот карточка «ГДЕ», вот – «ТЫ», вот – «БЫЛА» и так все 18 карточек стихотворения.

- Где ты была сегодня, киска?

- У королевы, у английской.

- Что ты видала во дворе?

- Видала мышку на ковре!

Мяу! – хором говорят все дети. Это значит – мы умеем читать!

Завтра – другое стихотворение. Потом – еще одно. Пока ребенок действительно не научится читать.

Он запоминает только отдельные слова? Учит их как картинки, как иероглифы? Да, это так. Но из этого не следует, что он может читать только те слова, которые встречал когда-то на карточках.

Свойство нашего мозга обобщать и упорядочивать – это загадка природы. Мы не знаем, как ребенок научился к пяти годам говорить – говорить правильно, соблюдая все нормы и правил устной речи, понимая, к примеру, когда нужно ставить глагол в совершенном, а когда в несовершенном виде.

Ребенок научился говорить, при том, что его специально никто не учил этому. И какое счастье, что никому не пришло в голову учить ребенка говорить по какой-нибудь умной книге. По Азбуке, например: « МА-МА МЫ-ЛА РА-МУ»


research
  • sorhed

Опыт экстерната.

Когда я был школьником, я не хотел ходить в школу. Это неудивительно; я ещё не встречал ребёнка, который хотел бы туда ходить (быть может, за исключением частных школ).

К пятому классу мне удалось уговорить родителей, чтобы я учился экстерном (они согласились, за что я им очень благодарен). Пятый, шестой, седьмой и восьмой класс я обучался дома, а в школе два раза в год сдавал экзамены. Экзамены были годовые, поэтому за один год я заканчивал два класса. Программа — обычная, школьная (к её содержанию на тот момент претензий нет).

К девятому классу родители всё-таки решили вернуть меня обратно в школу, видимо, с целью «социализации». В девятом классе у меня были психологические конфликты с учениками на четыре года старше меня, поэтому в итоге вернули в восьмой. Я этому очень сопротивлялся, но экспериментаторский запал, видимо, был исчерпан.

Так или иначе, с восьмого по одиннадцатый класс я доучивался в школе. Закончил её в 14 лет и поступил в институт в 15. Два года домашнего обучения были безусловно, лучшими во всём школьном образовании. Решительно не понимаю, почему все не делают так же.

Если интересно — задавайте вопросы.