Ольга Писарик (olgapisaryk) wrote in freeedu,
Ольга Писарик
olgapisaryk
freeedu

Categories:

Письма "отшельников из глухомани". Письмо №1

Оригинал взят у shaidenko_m в Письма "отшельников из глухомани". Письмо №1

А как на самом деле?

Комментарии к тексту на сайте "Улица Свободы"

Кто писал текст - не знаем, а появился он после съёмок репортажа для РЕН-ТВ, корреспондент Юлия Степина.

Мы понимаем, что трудно за короткое время съемок новостного репортажа вникнуть в суть дела. И все же наше пожелание журналистам – четко излагать факты. Иначе искажается восприятие. Текст не был показан нам для ознакомления или правки заранее – отсюда еще одно пожелание – давайте делать репортажи вместе, вдумчиво и с последующим анализом события. Знаете, «лучше меньше да лучше» (В.И. Ульянов-Ленин).

  1. «с 2007 года в глухой заброшенной деревне…»  Ладейки – оставленный людьми (до нашего приезда), однако официально существующий населенный пункт, дома имеют милицейские адреса, мы с детьми здесь зарегистрированы.
  2. У нас с женой разные фамилии. Мы – Михаил Шайденко и Юлия Даниловская.
  3. В тексте 8 (!!) раз употреблены слова «отшельники» и «отшельничество». Смотрим словарь Ожегова: «Отшельник» 1. монах, живущий в скиту, отказавшийся от общения с людьми, внешним миром. 2. перен. Человек, чуждающийся других людей, живущий в уединении.

Первое определение к нам явно не подходит – не монахи.

Второе… Заметьте, речь идет о человеке – в единственном числе. Вряд ли можно быть отшельником вшестером; отшельник чуждается других людей, а нас – еще раз – шестеро! Мы  все люди и с радостью общаемся не только друг с другом, а еще и с друзьями,  со многими знакомыми местными жителями и незнакомыми приезжими и прохожими. На удивление, их не так уж и мало бывает в наших краях!

Далее, отшельничество – это сознательно выбранный образ жизни. А мы до переезда в Ладейки выбирали место жительства. Мы не ставили задачу «жить отшельниками» или «уехать подальше от цивилизации» (если бы решали эти задачи, то местом жительства наверняка выбрали бы  таежные районы Сибири). Мы просто почувствовали, что дальше жить там, где мы жили (кстати, не в Ярославле, а в деревне под Ярославлем, где Юлия с детьми прожила 13 лет), мы не хотим по очень многим причинам. Их было достаточно для принятия решения о переезде.

Мы стали размышлять: «А что же мы хотим?». Оказалось, что список наш совсем короткий: дом на берегу тихой, чистой, малой реки (ну, может быть, озера); севернее того места, где мы жили (север вовсе не вреден для нас, в отличие от А.С. Пушкина – а может быть, он просто кокетничал?!); вдали от железных дорог и аэродромов, а также на достаточном (для нас!али от железных дорог и аэродромов, а также на достаточном ()чистой, малой реки () причинам.) удалении от шоссе; до леса чтобы было рукой подать; чтоб земля не была песчаной (мы уже нажились на песке!) и с хорошими соседями. Вот, в общем-то, и все.

А мечты-то сбываются! В списке не значилось наличие электричества, никто об этом не подумал – вот его и нет. А где будут жить хорошие соседи – это мы не уточнили; вот и живут соседи в двух км от нас, далее – в четырех, в шести, в восьми.

Остальное, видимо, было четче, а главное одинаково нами почувствовано – река и лес близко-близко, тишина, простор, журавли и лебеди, лоси, лисы, бобры, енотовидные собаки и даже медведи, ягоды и грибы – и возможности!

А далее мы просто открыли карту Ярославской области и газету «Из рук в руки» и стали водить по ним пальцем. Так и наткнулись на красивые, звучащие приятно для нас названия: река Ухра, деревни Ладейки, Слобода, Берег, Рекша. Увидели по карте, что это большая излучина реки. Понравилось. Осталось - воплотить в действие.

Оказалось, что деревни Берег просто нет. В Слободе и Рекше дома не продавали. А в Ладейках – и хозяев бывших смогли найти, и деревня больше всех понравилась. А то, что деревня при очном знакомстве оказалась без жителей и очень-очень разграблена и разорена (в т.ч. снят трансформатор – вот и вся разгадка отсутствия электричества) – ну что ж, кто не рискует…да и смелость деревни берет!

Это что касается отшельников и отшельничества.

  1. Воспитателем детского сада Юлия работала 20 лет назад, еще до рождения детей. Системным администратором я никогда не был. Последнее место работы – ведущий специалист отдела информационного обеспечения в одном из управлений МГУП «Мосводоканал». Занимался постановкой задач для программистов и внедрением программного обеспечения. Уволился в 2005 г.
  2. Дом не перестраивали – руки еще не дошли. Потому как изначально чистили землю от мусора, повалившихся заборов, битого стекла и т.д. и т.п., разрабатывали огород даже не «с нуля», а с запущенного бурьяна; учились управляться с разной животиной и начали сажать сад и лесопарк. А дом потихоньку «поддерживаем», благо он все еще крепкий. По мере необходимости латаем крышу, подмазываем печь, меняем сгнившие бревна.
  3. Мобильным телефоном мы пользуемся редко и аккуратно (т.е. он у нас есть) – к сожалению, телефон автомат в соседней деревне хронически не работает.

Телевизора в семье у нас нет лет двадцать, т.е. еще задолго до переезда сюда. Интернета действительно в доме нет.

Чтение газет и разговоры с людьми – вот наши источники знаний о происходящем в мире. Когда необходимо – вот сейчас, например – пользуемся Интернетом в городе.

  1. Натуральное хозяйство – это полное самообеспечение. Одна семья ни в современных условиях, ни в обозримом знаемом прошлом не способна сделать это.  Роды, общины, кооперация – это все формы сотрудничества людей для достижения разумного распределения труда. Мы, например, сотрудничаем с соседями и знакомыми, обмениваясь или покупая-продавая продукты нашего труда.
  2. «Каша, ржаные лепешки без соли, сырые овощи, козий сыр, травяной чай» а так же печеные овощи, простокваша, сметана, творог; пшеничные (овсяные, кукурузные, гречишные и т.п.) лепешки и караваи; сухофрукты и орехи, дикоросы, подсолнечное масло, бобовые, мед – это наша обычная еда в течении все тех же 20 лет. Меняются только источники получения продуктов. Сейчас – овощи со своего огорода, грибы-ягоды из леса, мед пока покупаем местный, молочные продукты свои – от наших коз; «дикие травы» - из «дикого» леса и поля. Остальное покупаем на оптовых базах и рынках несколько раз в год.
  3. То, что невооруженным глазом видно на снимке (и в сюжете по REN TV, смотрите, например, здесь http://www.youtube.com/embed/0Y0DAjaF6wM ) – не рояль конечно, а пианино марки «Владимир». За ним мы не досуг проводим, а учимся петь и играть, т.е. владеть голосами, слухом, дыханием, пальцами. То же и с книгами – мы осмысливаем их содержание – а это труд умственный и душевный, а не досуг (в смысле – от нечего делать книжечку полистать).
  4. Программы обучения в «школьном» ее понимании у нас и впрямь нет. А вот понятие основ развития человека – есть.

Каждый наш ребенок (да и мы, родители, тоже) развивается в своем темпе и ритме в силу многих причин; физико-химических, психоэмоциональных и биографических. А значит объем и скорость усвоения знаний и умений у каждого свои.

Осмысление полученного нами жизненного опыта и практическое применение результатов осмысления – это знание, которое и есть сила.

Наше желание осознавать мир – естественная  видовая потребность homo sapiens. Только при желании развиваться наше научение чему-либо радостно и свободно.

Формы усвоения знаний – свободны и «пластичны» во времени и пространстве. Например -  вольные беседы об устройстве мира, длящиеся все время бодрствования. Мы же вместе с детьми постоянно, 24 часа в сутки! Это такой радостный труд родителей – напрягать свой разум для доходчивых формулировок и видеть потом отдачу – засветившееся в глазах детей понимание! Есть моменты фиксации – дневниковые записи, пересказ узнанного и прочитанного, ролевой розыгрыш и т.п..

  1. В своем заявлении начальник управления образования Даниловского района Покровская И.Ю. по сути, спорит с Коституцией РФ (ст.38 п.2), с Семейным Кодексом РФ (ст. 63. п.1); с Декларациями и Конвенциями прав человека и ребенка (читать надо в целом, там многие пункты об этом – о правах родителей и детей).

Конечно, исходя из контекста И.Ю. Покровская говорит не о родителях вообще, а конкретно о нас.

Возникает вопрос: на основании чего мы «не имеем права выбирать, как жить» нашим детям? Если на основании того, что по ее мнению, мы «хотим жить при керосинке, без телевизора, без компьютера», а она с этим не согласна – то это попытка ограничения наших прав только (нет фактов причинения вреда детям, например) в связи с нашим мировоззрением, что недопустимо (Декларация Прав человека ст.2; Конституция РФ ст.19; Декларация Прав ребенка принцип 6 (право детей на жизнь в семье, со своими родителями); Конвенция о Правах ребенка ст.14, 16; Семейный Кодекс РФ ст. 54).

Кстати, о «керосинке». Свет керосиновой лампы не нравится ни нашим детям, ни нам – глаза режет. И мы при ней не живем, используем только в темное время суток на дойке коз и других уличных работах.

  1. «… на расстоянии десятка километров – ни души». Повторимся – ближайшие соседи живут от нас в радиусе 2 км.

Отсутствие медицинской помощи в д.Ладейки (а заодно в Рекше, Шерстневе, Взглядово, Пономареве, Котово, Слободе… И даже в с.Шаготь ФАП есть, а фельдшер приезжает несколько раз в месяц) вряд ли возможно ставить в вину жителям этих населенных пунктов. Скорее, это недоработка местной администрации и Минздравсоцразвития.

  1. «Деревня-призрак» - это что-то вроде невидимого града Китежа? Мы так понимаем? Всякому, подозревающему деревню в призрачности, мы предлагаем хорошенько разбежаться и попытаться пронзить наклоненной головой «иллюзию стены» любого из домов и посмотреть, что из этого получится. Первую медицинскую помощь мы сможем оказать на месте.
  2. «Они уверены, что суд встанет на их сторону». Мы уверены, что суду должно встать на ту сторону, где ему положено быть по определению – на сторону духа и буквы закона (ст.ст. 2, 11, 12  Гражданско-процессуального Кодекса РФ). И пусть там и стоит.
  3. Специально и подробно, вместе с детьми, мы изучили не только Семейный Кодекс РФ, а и Конституцию РФ, Декларации и Конвенции Прав человека и Ребенка, Федеральный закон «Об образовании»; ГПК РФ, Административный кодекс РФ, ФЗ N 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»; закон о прокуратуре, инструкцию и постановление о работе прокуратуры с обращениями граждан; законы об организации деятельности органов опеки и попечительства и Комиссии по делам несовершеннолетних; ФЗ 124 «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»; постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 27.05.1998 г. А также местные указы и постановления в сфере образования. Возможно, что-то при этом упустили из вида. Будем признательны за указание.
  4. Истцы, ответчики, а  главное – суд должны опираться не столько на формальные основания Семейного Кодекса РФ, сколько на факты и доказательства этих фактов (ст. 198 п.4, ст. 195, 196 ГПК РФ). В нашем случае истец ни в одном из трех (!) исковых заявлений не приводит ни одного факта причинения нами, родителями, вреда нашим детям; ни одного факта асоциального поведения нас или наших детей. Есть только заявления истца о том, что мы нарушаем права наших детей, не прибегая к использованию этих прав в ряде случаев.

В качестве примера рассмотрим право на медицинское обслуживание. Это право сформулировано в ст.41 Конституции РФ: « Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно».

Таким образом, государство обеспечивает право наших детей на медицинские услуги (т.е. возможность получить эти услуги при обращении в медицинское учреждение) наличием, в нашем случае, ЦРБ и ФАП с соответствующим набором медицинских услуг, за которыми мы можем обратиться в случае необходимости.

Мы, родители, обеспечиваем нашим детям право на медицинские услуги (т.е. возможность получить эти услуги при обращении в медицинское учреждение) тем, что на детей выправлены надлежащим образом: свидетельства  о рождении, вкладыши о гражданстве РФ и регистрации по месту жительства; страховые полисы ОМС.

Т.е. как только мы обращаемся в медицинское учреждение, там нас обязаны принять и оказать необходимые услуги. Если откажут – обратимся в суд. Это касается реализации права наших детей на медицинское обслуживание.

Что касается собственно самого медицинского обслуживания…Во-первых, ЦРБ и ФАП не являются единственным местом, куда мы можем обратиться за медицинской помощью. А закона, устанавливающего нашу обязанность регистрироваться в ЦРБ и получать медицинские услуги только там – естественно, нет. Впрочем, как нет обязанности вообще получать медицинские услуги в медицинских учреждениях. (Если вы знаете, где в законе прописана эта обязанность – сообщите нам, будем признательны). Во-вторых… во-вторых, мы не обращаемся в медицинские учреждения просто потому, что у нас нет поводов – мы здоровы. И свое здоровье бережем и укрепляем. Как именно – тема отдельного разговора.

  1. «Глухая деревня» или «цивилизованный мегаполис» - с точки зрения Конституции РФ (ст. 27 п.1 «Каждый, кто законно находится на территории РФ, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства».) абсолютно равнозначные места возможного проживания граждан. Более того, ст.19 п.2 Конституции РФ гласит : «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям а так же других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Tags: Россия, анскулинг, дело Шайденко, свободное образование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment